Просто о сложном

Родной дом для активистов: интервью с Ильей Ершовым из «Открытого пространства»

Очень радостно, что все больше и больше людей приходят к гражданскому активизму. Но еще радостнее, когда другие, такие же активные и думающие активисты, помогают создать все условия для успешной работы гражданских инициатив и НКО. Мы поговорили с Ильей Ершовым – гражданским активистом и координатором проекта «Открытое пространство» в Санкт-Петербурге о том, как улучшить жизнь гражданского общества, помогать людям и сделать мир вокруг нас прекраснее.

Про спасение мира и «поцелуй гражданского активизма»

Наше «Открытое пространство» работает уже 6 лет, а запрос на это от общественности уже давно был. Все началось с того, что в 2011-2012 годах было очень много людей, которые хотели пойти наблюдателями на выборы, чтобы посмотреть, как там все происходит. Стоит отметить, что для многих из них день заканчивался в отделе полиции: люди не смогли ни на избирательных участках, ни в судах доказать факты массовых фальсификаций. Можно сказать, что именно в этот момент так много разных людей получили «поцелуй гражданского активизма». В тот период наблюдался безумный подъем в этой сфере, поэтому большое количество моих коллег не захотели останавливаться на достигнутом.

И именно в это время в Петербурге стали массово появляться разные гражданские инициативы. Родились разные проекты, связанные, к примеру, с помощью мигрантам, экологией, градозащитной деятельностью и так далее. И вот тут оказалось, что в нашем городе активистам негде было встречаться бесплатно и безопасно, и фактически идея такого места, где разные гражданские проекты могли бы собираться и работать, витала в воздухе.

И в августе 2012 года мы сделали такое место. Это был общий ответ на общий запрос. А у истоков этого проекта стояла гражданская активистка, одна из создательниц движения наблюдателей на выборах – Саша Крыленкова.

«Открытое пространство» – это, в первую очередь, общественный коворкинг, или хаб, для гражданских активистов. Хаб – это такое место, в котором люди собираются поработать и обсудить свои дела, в нашем случае – площадка, где различные общественные городские проекты приходят, делятся идеями с другими, потом останавливаются, думают, как развивать свой проект дальше, а затем идут спасать мир и все гражданское общество. Плюс, к нам можно просто прийти и поработать, совершенно бесплатно, а затем остаться вечером на какое-нибудь мероприятие. Всего за год в «Открытое пространство» приходит порядка 6000 человек и около 80 разных проектов проводят у нас свои мероприятия.

Что касается других городов, то так как мы проект «горизонтальный», то было бы неправильно приезжать в разные регионы и создавать там другие отделения «Открытого пространства». Такая схема не работает. Если подобные площадки нужны, то они обязательно появятся. И это правда. Например, я знаю, что аналогичные нашему проекты работают в Иркутске, Пскове, Воронеже, и, надеюсь, таких мест будет еще больше.

Про безопасность, политику и суворовцев

«Открытое пространство» – безопасное и действительно открытое для всех место.

Насчет безопасности отмечу, что в 2011 году этот акцент почти не стоял, он был просто в числе прочих важных моментов – место для собраний должно быть бесплатным, с посещениями на регулярной основе и только потом уже безопасным. Но, конечно же, сейчас, учитывая то, что происходит вокруг, безопасность – все более и более важный фактор для гражданских активистов и НКО. К нам приходят очень разные инициативы, в том числе и для уязвимых групп людей, живущих в Петербурге, поэтому данный вопрос стоит очень остро.

Стать организатором мероприятия или регулярных собраний в «Открытом пространстве» может кто угодно. К нам можно обратиться через группу ВКонтакте к нашему специалисту Анне и она проверит, есть ли вакантные в данный момент места. Также она предложит информационную поддержку: в наших группах во ВКонтакте и Facebook мы публикуем анонсы мероприятий, которые проходят как у нас, так и в других местах.

У нас есть только одно внутреннее ограничение: «Открытое пространство» не проводит мероприятия от политических партий и движений, ведь у них достаточно своих площадок и ресурсов, а мы существуем именно для гражданского активизма.

Однажды к нам обратился человек и предложил провести кинопоказ, причем на антивоенную тематику, для студентов Суворовского училища. Мы чуть было не согласились, нам поначалу было  даже интересно. Но потом мы посмотрели на инициатора этого ивента, и оказалось, что это помощник одного из кандидатов в депутаты. И мы вынуждены были отказать именно из-за этого.

«Sex, drugs, human rights»: про помощь для помощи

Если говорить о каких-то выгодах от нашего проекта, то в первую очередь, это эмоции. Знаете, всегда ведь хочется помогать, но не всегда получается сделать это прямым образом. А у нас есть возможность дать площадку, что также очень важно для проектов: при такой помощи они могут спокойно заниматься своим делом, искать волонтеров, финансирование, развиваться.

И хоть все мероприятия проходят у нас на бесплатной основе, мы не существуем в вакууме: мы же арендуем наше помещение, и какими бы ни были отношения с арендодателями, мы все равно должны им платить. И наша команда в какой-то момент решила: если все то, что мы делаем, действительно нужно и востребовано, если гражданским инициативам на самом деле требуется общий дом, то мы можем обратиться ко всем, кто в свою очередь обращается к нам, за поддержкой. И вот уже 6 лет источником нашего существования являются пожертвования. Мы проводим краудфандинговые кампании, собираем донаты в течение всего года. И пока нам это удается.

Недавно у нас появилась пока еще гипотетическая возможность каким-то чудесным образом снять квартиру ровно над нами – это тот самый второй этаж, который нам так нужен. Мы решили рискнуть. Это, конечно, огромная авантюра с нашей стороны: мы объявили общий сбор – на 100,000 рублей больше, чем мы обычно запрашиваем, именно для того, чтобы включить в аренду эту самую квартиру. И мы начали регулярно объяснять, что это помещение очень нужно нам всем. Кампания по сбору денег еще не закончена, но я думаю, что у нас все получится.

А поддержать нас можно несколькими способами. Если вы находитесь в Петербурге, то добро пожаловать к нам в гости: в зале есть ящик для пожертвований. Если вы живете в другом городе, то у нас есть Яндекс.Кошелек и Paypal. Поверьте, любая сумма «приблизит» второй этаж и развитие нашего проекта в целом. Но вот самое интересное: у нас есть онлайн-магазин (это отдельный предмет нашей гордости), который сделан краудсорсинговым способом: там наши друзья из разных проектов предлагают всевозможные варианты активистских «лотов». Например, вы можете купить кружки с лозунгами про свободу и открытость, футболки и другой текстиль с различными слоганами, к примеру, хит продаж – это футболка, на которой написано «Sex, Drugs, Human Rights» и дана ссылка на первую статью Конституции – отличная вещь! Деньги с продажи всех этих товаров и продуктов в том числе помогают нам поддерживать в рабочем состоянии то, что мы делаем.

Про полицию, глоток свободы и перезагрузки

Лично для меня понятие гражданского активизма означает делать что-то очень полезное с далеко идущими, но не всегда понятными целями. Когда ты занимаешься такой деятельностью, ты не всегда видишь результат. Ведь то, что ты делаешь, имеет более долгосрочный эффект.

И поэтому среди активистов эмоциональное выгорание – реальная проблема. Все дело в том, что когда ты долгое время не видишь или вообще не видишь результаты своей работы, то, конечно, периодически опускаются руки и хочется все бросить. Лично я иногда стараюсь на пару дней отвлечься и заняться чем-то другим. Это очень нужно, потому что когда ты находишься в «текучке», довольно сложно посмотреть со стороны на то, что ты делаешь, на разные недостатки и преимущества. И вот такие паузы бывают просто жизненно необходимы.

Если говорить о течениях гражданского активизма, которых, к слову, огромное множество, то лично мне в первую очередь близок феминизм, и, кстати, в нашем «Открытом пространстве» находится единственная в России феминистская библиотека. Также в нашем городе есть еще одна организация, близкая нам по духу – «Ребра Евы». Ее организаторки проводят замечательный театральный фестиваль. Это такой «глоток свободы», который позволяет по-новому взглянуть на гендерные отношения и стереотипы.

Далее, конечно же, я обеспокоен правами человека в целом. Сейчас мы можем точно констатировать, что в Петербурге и в других городах проходит все больше разнообразных акций протеста, которые заканчиваются все большими задержаниями. Часто оказывается, что человек в отделе полиции попросту беззащитен. И в этот момент очень важно иметь поддержку. Я знаю, что если, к примеру, задержат меня, то я могу сразу позвонить на горячую линию и мне дадут необходимую консультацию о том, как себя вести в полиции. Но многие люди об этом не знают. То, что мы делаем, – это фактически «выстраивание связей». И чем сильнее (и в том числе более информационно подковано) гражданское общество, тем больше государство обязано прислушиваться к нему.

Конечно же, меня беспокоит и ситуация со свободой слова. Потому что очень часто возникает такая ситуация, когда мы столько делаем, но о нас знают так мало людей. И не только потому, что мы плохо работаем над рекламой или узнаваемостью нашего проекта, но и потому, что доступ к масс-медиа в России закрыт для большинства гражданских инициатив. И эту стену очень трудно преодолеть, а очень хотелось бы.

А в целом я мечтаю как можно реже слышать о нарушении прав человека в разных сферах. И как можно чаще я бы хотел слышать подобную статистику: «Сегодня мы помогли/спасли столько-то людей». Это было бы прекрасно.

Про протестные достопримечательности и портрет российского активиста

Есть у меня еще одно интересное занятие: я провожу экскурсии по протестным местам Санкт-Петербурга. Мне удается не сколько показать сами географические объекты, а рассказать именно истории, потому что все локации протестных действий в нашем городе находятся в центре, и любая из них является просто кладезем историй. На каждой конкретной точке в ходе экскурсии мы можем долго стоять и обсуждать все, что там происходило и было связано с разными формами протеста: например, события 1991 года – становление российской демократии или современные протестные акции. Каждый пункт экскурсии – это целый клубок тем, относящихся к разным формам активизма. Поэтому непосредственно географических точек не так много – около 8 – но каждая из них позволяет развернуть эту широчайшую тему гражданского и именно уличного протеста.

Если говорить о публике на моих экскурсиях, то она самая разная: часто приходят и иностранцы. К примеру, во время проведения Чемпионата мира по футболу этим летом в течение месяца гости и журналисты из других стран регулярно посещали эти мероприятия.

А все началось с того, что мне как-то подумалось: ведь вокруг нас есть большое количество людей, которые так или иначе были вовлечены в протестный активизм – участвовали в акциях протеста и в 1991 году, и в 2011-2012 годах. И я подумал: почему бы не заняться сторителлингом? Почему бы не поговорить с людьми, у которых есть уникальный опыт? В общем, сделать некий нематериальный сборник историй и рассказов. Так у меня возник определенный собирательный портрет российского активиста. А затем в моем воображении сложилась карта с местами всех этих событий, и уже стало проще организовать весь процесс, и дело осталось за малым: выстроить хронометраж и логику этих историй.

В каждой своей экскурсии я пытаюсь показать, что активизм, который начинается с улицы, не должен там заканчиваться. В истории «петербуржского протеста» часто было так, что уличный активизм превращался в полноценный гражданский – люди начинали делать свои инициативы и проекты, которые добиваются и будут добиваться многого.

Напоследок

Несмотря на то, что во время работы может возникать жуткая усталость и апатия, очень важно продолжать делать то, что ты делаешь. Ведь если остановиться и посмотреть по сторонам, то станет понятно, что ты не находишься в вакууме – всегда вокруг есть люди, которые поддерживают твою работу и хотят тебе помогать. Очень важно уметь протягивать руку и делать что-то вместе, сколько бы времени и сил все это ни занимало. Это и есть самый важный залог правильного построения сильного гражданского общества.