Просто о сложном

Татьяна Лаврова: «Наше движение как вирус, оно заразное»

Опубликовано 13 декабря 2018

Проблема загрязнения окружающей среды в 21 веке встала очень остро. Сегодня по всему миру тысячи организаций работают над ее решением. Однако есть одна потрясающая акция, зародившаяся в Эстонии и на данный момент охватывающая всю планету, когда люди просто выходят на улицы и за один день делают все возможное, чтобы сделать наш мир чище.

Международный проект «Let’s do it», более известный как «Сделаем», был создан в Эстонии 10 лет назад, но теперь он превратился в мировую акцию или даже в флэш-моб, в котором к 2018 году приняло участие целых 169 стран. Мы поговорили с координатором проекта Татьяной Лавровой о доброте, спасении природы и о том, как объединить миллионы людей всего одной идеей.

Про шелестящие пакеты, азарт и мусорные контейнеры

10 лет назад все началось с того, что нескольким людям пришла идея за один день очистить Эстонию от мусора. Один из главных инициаторов проекта – Райнер Нылвак – спортсмен, он часто бегал на природе, а когда увидел, что уже и на ветвях деревьев шелестят мусорные пакеты, а под ногами – окурки и банки, то понял, что цивилизация его и здесь, в лесу, не оставляет. Он и несколько его товарищей собрались и стали думать, что же с этим делать. Кто-то предложил написать проект на несколько лет с вовлечением гражданского общества, а Райнер заявил: «Нет, мы сделаем это за один день!». И, собственно, вот это «сделаем», эта энергия, которая в этом слове содержится, и стала движущей для проекта. Это было поворотным событием – мы, простые жители страны, каждый из которых занят своим делом, все можем в один день (даже в какие-то конкретные часы одного дня) выйти и сделать одно большое доброе дело, и пользу от него сможет ощутить каждый.

А экологи тем временем били тревогу. Всем было ясно, что нужно что-то делать. Акция возникла, потому что нужно было поддерживать природу и чувство собственного достоинства. Ведь самое страшное – это привыкнуть к неудобству, к тому, что на самом деле ненормально. И когда люди считают, что жить в грязи – естественно, я думаю, именно тогда мы и закладываем бомбу замедленного действия в общечеловеческое сознание.

Меня на одно из первых собраний проекта пригласили как специалиста по связям с общественностью на русском языке. Я пришла чисто из вежливости. Тогда я подумала, что просто посижу полчаса и затем откажусь, сославшись на нехватку времени. Однако при встрече Райнер сразу протянул мне руку и сказал: «Здравствуй, Таня. Как ты думаешь, как нам за один день очистить Эстонию от мусора?». И в этом предложении для меня было столько всего вовлекающего: «как ты думаешь» – важно мое мнение, «нам» – я уже как часть команды, «за один день» – конкретный срок бросает вызов: интересно, получится или нет, это такой элемент азарта. «Очистить Эстонию от мусора» – привести в порядок нашу страну, наш дом. Это все нашло во мне отклик.

В итоге 3 мая 2008 года мы очистили страну. Причем мы не просто собрали 10 тысяч тонн мусора и не просто набрали необходимое количество людей для этого, пришло даже чуть больше, чем нужно: 50 тысяч человек вместо ожидаемых 40 тысяч. Это дало нам такую огромную поддержку и веру в проект, это была лучшая обратная связь: подключились не только отдельные люди, но и целые компании и организации. Ведь очень важно было именно подготовиться к мероприятию, и поэтому, конечно, по большей части мы опирались на бизнес. И вначале, когда мы обращались за помощью (просили контейнеры, помощь в вывозе мусора и так далее), многие отказывали. Но на финишной прямой, за неделю до акции, эти же самые компании звонили нам и упрашивали: «Ну пожалуйста, возьмите у нас контейнеры! Мы тоже хотим быть хорошими!», а нам уже ничего и не нужно – все есть. Эти фразы до сих пор звенят у меня в ушах, и когда мне бывает грустно, я заставляю себя вспоминать те моменты и уверяю себя, что все получится.

Про чиновников, словесный краковяк и гражданскую смелость

Логистика была самой сложной частью организации нашего мероприятия. Но все же главное – это команда. И надо, чтобы эта команда состояла из людей, которые хотят видеть реальный результат своей работы. И хорошо, когда за каждое направление работы отвечает человек, который в нем действительно разбирается. Таких направлений конкретно у нас было несколько: конечно же, коммуникация (работа с волонтерами и общение между координаторами); работа с бизнес-партнерами; работа с некоммерческим сектором и, безусловно, логистика, которая была самым трудным вопросом, потому что в день уборки у нас было около 250 промежуточных мусорных свалок. Нам повезло, что всеми этими направлениями у нас занимались настоящие специалисты. А все важные вопросы мы решали сообща.

Следующая сложность заключалась в том, что никто не делал до нас то, что собирались сделать мы. Получается, что мы проявили гражданскую смелость. Конечно же, нужна была помощь от разных источников: частных лиц, предприятий и, разумеется, властей.

Если говорить о правительстве и местных властях, то могу сказать, что некоторые с трудом шли нам навстречу. Кому-то, к примеру, было стыдно отказаться и они старались оказать поддержку формально, для галочки, не углубляясь в весь процесс. А мы, как команда, должны был прежде всего хорошо настроиться на результат. Мы сами заряжали себя энтузиазмом и брали друг с друга пример. Мне очень понравилось, как Райнер общался с чиновниками, я переняла его опыт, на мой взгляд, такой метод самый действенный.

Он приходил в кабинет представителя власти и рассказывал, мол есть такая идея: страна погрязла в мусоре, нам сейчас нужно поддерживать раздельный сбор отходов в стране, хотя многим трудно привыкнуть к этому, поэтому мы хотим сделать единый день чистоты. Райнеру отвечали, как я это называю, танцуя «словесный краковяк», и объясняли, что это невозможно. Чиновник распинался и пытался всячески вызвать сочувствие у него, дескать, ты такой хороший, но пойми, что то нельзя и это нельзя, и я не могу ничего поделать. А Райнер в это время делал пометки о каждой строчке этого чиновничьего монолога и в конце благодарил его за оказанную помощь в осознании того, с какими проблемами придется столкнуться мероприятию на пути подготовки. И затем он делал главное – предлагал совместно найти решения по каждой из этих трудностей. Кроме того, Райнар всегда подчеркивал, что у проекта есть команда различных квалифицированных специалистов.

Вообще, весь проект – это не только про сбор мусора, это еще и про объединение самых разных людей, предприятий, государства и СМИ, то есть так мы смогли расширить нашу команду и зону ответственности. Также важно было донести до властей, что в наших партнерах числится множество бизнесов, поэтому не придется брать средства из муниципального бюджета или залезать в долги.

Про милостыню, нулевой бюджет и слона

Иногда, не скрою, мы немножко привирали, например, даже если у нас еще не было четкой договоренности со СМИ, мы уже сообщали властям, что журналисты с нами. Такие факты чиновников всегда воодушевляют. А когда мы шли к СМИ, им мы уже говорили, что правительство помогает нам, тогда и они шли навстречу. К слову, в то время у нас была самая масштабная кампания в средствах массовой информации, при том, что у нее был нулевой бюджет. И это тоже пример того, что вдохновляет активистов по всему миру – достичь таких положительных результатов за короткое время.

Вообще, чтобы добиться успеха, нужно иметь четкую идею и свое видение ее воплощения. Также нужно уметь корректировать эту идею, слушать, что тебе говорят. Не бороться, а вести переговоры. Это мое убеждение. Скажем, у нас есть слон, я смотрю на него справа и вижу слона своим определенным образом. Но как этот слон выглядит с вашей точки обзора? Когда мы приходим к чиновникам, они уже понимают, что мы не атаковать их будем, а советоваться, поэтому, скорее всего, они спокойно опишут свою точку зрения. Поэтому очень важно повернуть разговор так: «Я хочу понять вас, чтоб вы поняли меня, чтоб мы поняли друг друга». Плюс, также нужно осознавать, в чем состоит ваш ресурс. Потому что и чиновнику нужно это оценить. Ведь он, как правило, очень уставший, у него много дел и бумажной работы, которой он не рад, у него, к тому же, семья, дети, может, ему еще в теннис по вечерам хочется поиграть. Другими словами, это живой человек. Если он защищается, то, скорее всего, только потому, что его нагрузка очень велика. Так что хорошо бы этого чиновника приглашать именно в команду, чтобы у него не возникло ощущение дополнительной работы, а было только чувство причастности к чему-то хорошему и доброму. В общем, ему должно быть приятно от того, что с его помощью тот или иной проект может состояться.

И, конечно, самым важным во всем этом была саморегуляция. Когда мы шли на переговоры, то знали, что идем общаться на равных. Мы не приходим с протянутой рукой просить милостыню у барина. Мы идем на встречу, будучи теми, кто предлагает решить реальные проблемы, кто заинтересован в их решении и понимает, что в одиночку с ними не справится.

Про мусорную успеваемость, слезы тщетности и зеленую волну

В этом году наш Всемирный день чистоты состоялся 15 сентября. Мы планировали, что будут участвовать 150 стран, а в итоге получилось привлечь 158 государств. Всего в этот день более 17 миллионов человек трудились над тем, чтобы сделать планету чище. Так, зеленая волна в буквальном смысле захлестнула всю планету, а всего за 10 лет истории нашего движения в акции приняли участие 169 стран.

Кроме всего прочего, я являюсь координатором проекта «Let’s do it» в России. Там у нас была команда, которая состояла из представителей различных организаций, к примеру, «Мусора больше нет», «Bellona», «Зеленая Россия», «Save Baikal», «Чистые игры» и ряд других проектов (кстати, в РФ у нас есть отдельный сайт sdelaem2018.ru) – в общем, все российские гражданские инициативы, которые хоть как-то активны, знали о том, что 15 сентября в России состоится Всемирный день чистоты. Данные проекты организовали удаленную, но сплоченную команду: мы все работали в основном онлайн, так как ребята жили в самых разных уголках страны. В итоге российской команде удалось привлечь порядка 230 тысяч человек для нашего Всемирного дня уборки. Но кроме этого, благодаря акции от ОНФ (Общероссийский народный фронт – прим. ред.), которую они проводили в тот же день, и хоть они не упомянули нас нигде, сборщиками мусора в России стали суммарно более 400 тысяч человек. Нашей главной целью было оповестить как можно больше людей. И в итоге нам это удалось.

В России по регионам получилась очень разная «мусорная успеваемость». Например, Башкирия стала лидером – за один день на этой территории собирать мусор вышли 143 тысячи человек. Это такая большая победа активизма. Я уверена, что в следующем году их результаты будут еще более впечатляющими, потому что это движение как вирус – оно заразное.

Мне вообще кажется, что сейчас в России наступил такой момент, когда многие стали активно озираться по сторонам и готовы что-то делать. Люди с обостренным социальным нервом уже созрели для подвигов, они сами это чувствуют, но застыли в этом полушаге и пока говорят себе: «Не может же быть, что никто другой не откликнется?». В нашей команде по этому поводу была такая черная шутка – «Он умер». То есть того самого человека, который должен прийти и всех спасти, больше нет. Мы его похоронили, выплакали все слезы тщетности, и теперь надо дальше как-то справляться самим.

Сейчас наверное, не так важно посвящать какой-то один день в году этой теме. Намного важнее убедиться, если кто-то еще вообще сомневается, что проблема с отходами и проблема переизбытка всего в целом стоит очень остро. А от нее мы все уже страдаем: наша среда формирует нас, хотим мы того или нет. Я предлагаю каждому начать с себя ради самих же себя.