Просто о сложном

“Волонтерка” и “экспертка”: так стоит ли использовать феминитивы?

Опубликовано 3 декабря 2018

Я — философиня, блогерка и дизайнерка. Мои подруги работают журналистками, актрисами и певицами. Почему же первое предложение так режет слух, а второе — воспринимается нормально? Откуда взялась современная мода спорить про женские названия профессий и как же все-таки правильно называть своих подруг?

Такие разные феминитивы: “официантка” и “авторка”

Слова, которые обозначают женщин в разных сферах деятельности, называются феминитивами, и они вовсе не новое изобретение для русского языка.

Названия тех профессий, в которых женщины работают давно, не кажутся нам странными. Мы привыкли называть своих знакомых “студентками”, “официантками” и “продавщицами”, потому что никого больше не удивляют девушки в университетах, в кафе и за прилавком магазина.

Впрочем, сегодня нас точно также не удивляют женщины, которые руководят страной, защищают научные диссертации и пишут книги, вот только слова “президентка”, “докторка” и “авторка” заставляют содрогнуться, а некоторые женщины обижаются, когда их называют “юристками” вместо “юриста”, и даже “поэтессами” вместо “поэта”.

Почему же нам так не нравятся феминитивы?

В философии языка и лингвистике есть гипотеза Сепира-Уорфа, согласно которой язык формирует наше мышление. Проще говоря, то, как и что мы говорим, как называем предметы вокруг нас, влияет на наше к ним отношение и наши действия. Например, англичанину тяжело будет понять, в чем же разница между “синим” и “голубым”, потому что в английском есть только одно слово “blue”, а в Сербии не поймут вас, если вы назовете “кока-колу” “газированной водой”, ведь для них она “сок” из-за особенностей языка.

И хотя такие лингвистические казусы кажутся скорее смешными, а ученые все еще спорят про степень влияния языка на наше мышление, тяжело не согласиться: язык в той или иной мере влияет на то, как мы воспринимаем мир, а мир, в свою очередь, меняет язык. Однако процесс этот более медленный, чем то, с каким темпом происходят современные социальные изменения.

Нам нужно время, чтобы привыкнуть к новым словам в языке или чтобы поменять свое отношение к старым. Еще тридцать лет назад слово “гугл” и “блог” казалось уродливыми и не к месту. Теперь мы не только постоянно их говорим, но еще и образуем однокоренные слова (привет, “блогер” и “гуглить”). Пару столетий назад существительные женского рода, которые оканчиваются на “-ша”, использовались для обозначения жен мужчин той или иной профессии: например, “генеральшей” называли только жену генерала. Позже об этом забылось, а слова приобрели негативный оттенок. “Генеральшами” стали называть любительниц покомандовать, “авторшами” — неудачных писательниц, а “директоршами” — требовательных директоров женского пола. Той же судьбы удостоились “директриса”, “институтка” и даже “врачиха”.

Мы привыкли к тому, что большинство феминитивов обозначают не профессионалов своего дела, а кого-то “второго сорта”, того, кто плохо исполняет свои обязанности и в чем-то хуже своих коллег. Ну, раз она зовется “юристкой” значит уж точно плохой юрист, а если она “журналистка”, то не умеет писать.

Корни этого растут из нашей мизогинии, то есть предубежденного отношения к женщинам и подсознательного деления всех занятий на мужские и женские, даже если теперь это не так, а женщины работают в тех же сферах, что и мужчины. В языке нам все еще комфортней видеть только авторов, философов и редакторов, и мы не хотим думать, что могут быть еще и авторки, философини и редакторки, которые ничем не хуже.

Зачем же это менять?

Но раз феминитивы несут для нас такой негативный оттенок, а нам так сложно привыкнуть к изменения языка, стоит ли вообще это менять? Женщины отлично работают на тех же должностях, что и мужчины, зачем же подчеркивать это в языке?

Англоговорящие феминистки с вами бы согласились: в английском языке наоборот вовсю пытаются избавиться от таких феминитивов как “waitress” и “stewardess” и использовать вместо них гендерно-нейтральные “waiter” и “steward”. Однако делают они это по другой причине: английский язык сам по себе более гендерно-нейтральный, чем русский: например, существительные не имеют пола, и англичане не поймут, почему “dog” и “cat” — это она и он, в то время, как в русском мы все знаем, что “собака” женского рода, а вот “кот” — мужского.

Английские феминитивы распространились в тех сферах деятельности, которые хуже оплачивались, а потому женщины и могли в них работать в то время, как доступ в престижные сферы был для них закрыт. Чтобы подчеркнуть это, в английском языке появились феминитивы. Теперь же когда ситуация поменялась к лучшему, английские феминистки требуют их убрать, ведь совершенно неважно, какого пола профессионал вас обслуживает, кто проводит операцию и кто пишет книгу. Все эти “professional”, “doctor” и “author” — гендерно-нейтральны и для носителей языка не имеют мужского или женского рода, а потому зачем отдельно подчеркивать, кто с вами работает — женщина или мужчина?

Русский язык, а вместе с ним и остальные славянские языки, — другие. Для носителей русского “автор”, “хирург” и “доктор” подсознательно всегда мужского рода. Так язык влияет на наше мышление и нам кажется, будто и женщин в этих профессиях нет, а если и есть, то уж точно они хуже.

Потому некоторые феминистки и борются за введение феминитивов и позитивное отношение к словам женского рода: подчеркнуть, что люди обоих полов могут работать в этих сферах на равных и что авторка способна написать такую же отличную статью, как и автор, и руководить страной не хуже коллеги мужского пола.

Так как же все-таки правильно?

Язык постоянно меняется, а потому и дать универсальный рецепт — сложно. Двадцать лет назад слово “авторка” однозначно считалось бы ошибкой, теперь же мы его часто используем и о нем рассуждают лингвисты. Только мы как носители языка сами определяем, что норма, а что нет, как говорить и какие новые слова образовывать.

А потому самый лучший совет про использование феминитивов — это спросить, как сама женщина предпочитает, чтобы к ней обращались. Если она называет себя “блогеркой” или “докторкой”, то стоит также говорить о ней и проявить уважение к ее выбору. Но если она просит называть ее “экспертом”, то уж точно не стоит писать “экспертка” и насильно учить ее феминитивам, ведь они появились для того, чтобы у всех было право выбора на самоидентификацию. А авторки и юристки, наконец, смогли показать, что они ничуть не хуже авторов и юристов.

Фото: Hipsters in stone