Просто о сложном

«Хорошеет село», а мы на этом даже зарабатываем

Сегодня поговорим о спасении деревень и о том, как на этом можно даже заработать. Да, мы и сами боимся этих почти букмекерских формулировок, но ничего криминального мы вам не предложим. Только уже известное вам социальное предпринимательство.

Русская деревня

Вообще сказу о том, как умирает русская деревня, сельское хозяйство и агрокультура скоро исполнится ровно сто лет. Люди напуганы глобализацией и суровым скрежетом тяжелой промышленности, но деревни по-прежнему живут и все никак, простите, не вымрут. Но не будем себя обманывать, в большинстве случаев их состояние можно с натяжкой оценить как плачевное. Каждый раз, путешествуя по России на поезде или автомобиле, люди впадают в меланхолию при виде покосившихся деревянных домиков, огородов, поросших борщевиком, тракторов и ВАЗ 2101, от которых остался только ржавый остов. При этом внутри этих домиков живут люди, которые обычно ждут, когда придет какой-нибудь серьезный дядя, все им починит, приведет в порядок и, желательно, уйдет восвояси. А «серьезным дядям» совершенно не до этого. Максимум, что они обычно могут, это воткнуть где-нибудь поодаль свой особняк, обнести все забором и приезжать по выходным на веренице внедорожников. Ну или «помогать», как это делал, например, Никита Михалков:

Кто остается? Остаются люди со средним достатком, чувством долга и желанием спрятаться от городской суеты. Именно они и способны превратить любую деревню в цветущее и развивающееся место. Они всегда стараются что-то сделать, даже если соседи в ответ лишь крутят пальцем у виска. И социальный проект «Альтуризм» как раз занимается поиском таких людей. Схема выглядит так:

  • Где-то в глубинке два-три человека хотят что-то изменить.
  • Они связываются с «Альтуризмом».
  • Менеджеры проекта приезжают на место, оценивают ситуацию, после чего генерируют первое «общее дело», о котором мы писали выше.
  • Затем из крупных городов снаряжается плотная и веселая группа тех самых «альтуристов», которые хотят и помочь, и попутешествовать в колоритные места, и отдохнуть, и пообщаться, и попробовать легендарную настоечку на черноплодной рябине от бабы Нюры.
  • Неравнодушные местные жители с «альтуристами» начинают осуществлять это «общее дело» с лучезарными улыбками на лицах.
  • В свою очередь те, кто отличался иждивенческим настроением, видят происходящее, после чего стыдливо присоединяются.
  • «Общее дело» практически всегда исполняется намного раньше, чем было задумано, что воодушевляет и заряжает всех участников.
  • Обнаружив, что, оказывается, жизнь можно сделать намного лучше собственными руками, люди меняют свое настроение с иждивенческого на проактивное.
  • Деревня начинает жить новой жизнью.

А где деньги?

И где, вы спросите, на этой вышеописанной схеме что-то про наш скорый заработок? Да если подумать, практически везде. Вы ведь помните, что такое социальное предпринимательство? Мы об этом уже писали вот здесь. Так вот, «Альтуризм» — это абсолютно чистокровное, кристальное и архетипичное социальное предпринимательство. Взгляните еще раз на схему проекта, которую мы дали выше. И давайте попробуем представить, где и на чем именно «Альтуризм» зарабатывает:

Группа «Альтуристов» — это организация туров и продажа путевок. В стоимость путевки можно включить затраты на транспорт, покрытие расходов на «общее дело» (например, мусорные мешки, инструменты и так далее) и маржу, которая идет в карман. Сколько вы накинете сверху, решать исключительно вам, поэтому не переусердствуйте, ведь социальное предпринимательство — это не о сверхприбыли. Можно брать какую-нибудь минимальную плату с жителей деревни за обращение, создавать пакеты для компаний, желающих вложиться в развитие сельского хозяйства, проводить тренинги и бизнес-курсы для других активных горожан. И, в конце концов, вкладываться в бизнес внутри обновленных деревень и небольших городов, которым вы помогли.

Истории в деталях

Тутаевский мусор

Начнем с истории все того же проекта «Альтурист». Одним из их самых первых кейсов был маленький городок Тутаев, что в Ярославской области. В 2015 году в этот регион переехали Лилия Славинская и Алексей Соколов. Устав от обилия грязи и мусора, они взяли за правило каждую субботу убирать мусор на местной набережной. Местные жители оглядывались на пару с недоумением и некоторым презрением, дескать эту работу должны выполнять местные власти. Вот только администрации города, видимо, было явно не до этого, а значит появился выбор — либо сидеть и ждать, зарастая в грязи, либо делать что-то своими руками. В апреле 2015 ребята обратились в «Альтуризм». Сотрудники очень скоро посетили Тутаев и решили начать с самого малого — вычистить территорию парка возле недавно отремонтированной поликлиники. Из крупных городов нашлись люди, пожелавшие помочь, то есть стать теми самыми «альтуристами». Приехав на место, они обнаружили, что территорию уже убирают местные жители в составе 18 человек. К тому же, эти 18 человек заявляли, что их должно быть больше, но вторая группа людей неправильно определила локацию и начала уборку в другом месте.

Как вы понимаете, местным жителям с явно иждивенческими настроениями стало немного стыдно, что их мусор приедут убирать «почетные гости из столицы», потому и вышли на объявленный субботник. Изначально людям казалось, что на уборку скопившегося мусора требуется много времени и средств, но результат всех приятно удивил. На самом деле, так происходит практически с любыми проектами по оздоровлению деревень. Сперва планируется 100 шагов для решения проблемы, после чего выясняется, что шагов требовалось не больше 10. С тех пор в городке под названием Тутаев буквально из ниоткуда возникло активное городское сообщество со своими лидерами и направлениями. Кто-то выкупил древнее здание и занимается его реставрацией, кто-то по-прежнему убирает мусор и благоустраивает парки, а местная администрация гордится собой и своим преобразившимся городком, стараясь не ставить палки в колеса сознательным гражданам.

Не стоит также забывать, что за любым подобным проектом начинают охотиться местные журналисты, уставшие от инфоповодов вроде «количество надоев снизилось на 0.3% за истекший период». Оказавшись в центре внимания, люди, даже не задумываясь, меняют свое сознание с иждивенческого на проактивное, тем самым делая мир вокруг себя немного лучше.

Конина в Рыбушкино

Можете не сомневаться, но у каждого села есть своя яркая история и какое-нибудь фирменное блюдо. Например, в Нижегородской области есть село Рыбушкино, в котором умеют делать казы (или казэ) — это традиционная татарская колбаса из конины. И нескольким предприимчивым людям пришла в голову идея наладить производство этого деликатеса силами местных жителей. Работа закипела и за несколько лет окупила все вложения. Практически все люди в Рыбушкино счастливо работают на открытой фабрике, а село, как раньше говорили, хорошеет. Хорошеет настолько, что региональное нижегородское телевидение выпустило репортаж с гениальным заголовком «Хамон по-нижегородски». Окунитесь в этот колорит:

Карамельный Малый Турыш

Достаточно известная история молодой активистки Гузели Санжаповой, которая затеяла в вымирающей деревне Свердловской области производство элитного крем-меда с ягодами под названием Cocco Bello. Обязательно посмотрите этот небольшой документальный фильм до конца:

Вывод

Еще раз хочется отметить, что мы не говорим о навязывании и приклеивании какой-то абстрактной лучшей жизни в случайно выбранной деревне. Так это не работает, ведь если просто выделить горсть каких-то средств каким-нибудь Нижним Криушам, то, скорее всего, на жизни этой деревни это никак не отразится. Все вышеописанное социальное предпринимательство ставит своей целью по-настоящему изменить сознание людей. Вы и сами прекрасно знаете, что даже в крупных городах есть старые районы с покосившимися деревянными домиками, о которых жители думают: «Ну же, снесите хотя бы эту рухлядь и воткните торговый центр, а то ни туда, ни сюда». И есть успешные примеры, когда заброшенное деревянное гетто силами местных активистов превращалось в цветущий, фешенебельный и самый дорогой район города. Так, например, случилось в Таллинне (Эстония), где был ужасный район Каламая, который местные жители старались обходить стороной. Взгляните на Каламаю сегодня.

И все-таки не стоит думать, что проблема с умирающими деревнями существует только на постсоветском пространстве. Проекты, схожие с «Альтуризмом», есть и в Канаде, и в США и в Европе. Следовательно, «Разруха не в клозетах, а в головах».